02:54 

Lazy Buttons
Lazy Buttons
Продолжение моего медленно набирающего обороты фанфика. Мне легче его редактировать, когда он висит в сети и люди за бесплатно указывают мне на ошибки. Как всегда, неканоничный взгляд со стороны на особенности национальной охоты рыбалки войны в исполнении амазонок-эльфиек в излишне откровенной броне, много экспозиции и размышлений, мало экшна. Хотя нет, вру, экшна не мало, его пока что вообще нет. Мб будет позже. В конце-концов, ничего страшного, это же Мир Военного Ремесла, кому интересно читать про экшн?

Ahem...


Часовые вышли из Астранаара до захода солнца. Оранжевый диск ещё висел высоко над морем, когда мы, поднимая сапогами пыль, покинули город через Сатирисковые Ворота и отправились на восток. Тех нескольких часов, что остались мне после совещания, с лихвой хватило, чтобы собрать и привести в порядок своё снаряжение. Нам, офицерам, полагалось самое лучшее оружие и доспехи, и я даже могла бы взять себе кого-нибудь из Стражниц в качестве ученицы и личного оруженосца. Это не создало бы прецедента – сейчас, когда мы маршируем на восток, рядом с другими боевыми командирами едут их собственные Девы Щита. Только у меня и Бумажной Лисы нет адъютанток, и только мы идём пешком вместе со своими солдатами.
Пожалуй, это ребячество. Я заслужила комфорт и удобства еще много лет назад, и при желании могу позволить себе лучшего ездового саблезуба из питомников Зимних Ключей, с огромными клыками и могучими мускулами, способного без отдыха пробежать весь Калимдор с запада на восток. Вздумай я взять себе ученицу-оруженосца, и наверняка наберется не меньше десятка желающих, которые добровольно будут ухаживать за мной, и, если прикажу, лягут со мной в постель. О Элуна, да наверняка найдутся даже такие, которые и в ученицы-то попросятся только ради того, чтобы забраться ко мне в штаны.
Ничего не могу с собой поделать. От всех этих привилегий сразу же начинаю чувствовать себя неловко, а полномочиями хочется поскорее злоупотребить. Отказываюсь от комфорта, потому что так я чувствую себя немного лучше и выше остальных. Мне кажется, именно в этом и лежит привлекательность аскезы – мудрецы уходят в леса, питаться мёдом и акридами, чтобы ощутить торжество духа над плотью и воли над ленью. Сестра как-то говорила мне, что я таким образом бессознательно наказываю себя за ошибки. Полагаю, она права, во многом она знает меня лучше, чем я сама. Может, во мне и вправду немного мазохизма.
Поначалу, когда я только-только приняла командование и отказалась от сопутствующих моему новому рангу поблажек, Стражницы помоложе посмеивались за моей спиной, но ветераны и другие офицеры быстро вышибли из них дурь и отучили проявлять неуважение к старшим, как по возрасту, так и по званию. Это здорово польстило моему самолюбию, но не освободило моих подчинённых от тренировок. Под моим руководством они каждую ночь до седьмого пота бегали, прыгали, рубили и кололи, учились шагать в ногу и держать строй. Я никого не жалела, даже себя любимую, и скрипела старыми костями наравне со своими воинами.
К вящему неудовольствию Часовых из других отрядов, мой пример оказался заразительным. Протектор решила, что утроенные нагрузки пойдут рекрутам на пользу, да и ветеранам стоит держать себя в форме, и через несколько недель все солдаты гарнизона шёпотом проклинали моё имя, с трудом заползая в койки после отбоя.
Интересно, два года назад, когда я решила во что бы то ни стало превратить обычную, ленивую регулярную армию в поджарых головорезов, не уступающих по подготовке каким-нибудь Малахитовым Осам, я предвидела будущее, или же мной двигала рука какого-нибудь божества? Если оглянуться на прожитую мной долгую жизнь, такой вопрос возникает не раз. Что если кто-то наблюдает за моими действиями и контролирует их, определяя тот путь, который я пройду? Пешка я на доске для игры в «Смерть Королевы» или фигура покрупнее?
Долгие марши – самое подходящее время для размышлений о высоком. Дорогу под моими сапогами построили в незапамятные времена, возможно, даже, в Эру Легенд, когда правили Высокорожденные. Мои воспоминания о том периоде редки и избирательны, и я уже не уверена, что из них правда, а что фантазия. Протектор Астранаара собрала под своим знаменем пятьсот пеших: три сотни отборных мечей, и две сотни лучниц. Вытянувшись в длинную колонну, мы двигались на восток, с каждым часом приближаясь к врагу. Именно мне выпала честь идти в авангарде со своей сотней, под прикрытием лучниц Бумажной Лисы. Жаловаться не на что – не приходится глотать пыль, поднятую другими. Впереди только дозорные и гонцы на самых быстрых саблезубых тиграх, и с каждой милей они приносят Протектору новые вести, которые по цепочке становятся известны всей армии.
Пришельцы, вторгшиеся в наши земли, зовут себя «орки», но мне неизвестно значение этого слова. Наверняка переводится как «благородный народ», «носители истинной веры» или «хранители мудрости». Все мы любим придумывать прекрасные названия для самих себя. Они явно не дикари, и драться, судя по всему, любят и умеют, но особых успехов пока не достигли. Кенарий не отдавал им ни пяди земли, пользуясь самым смертоносным и мощным колдовством, которым владел. Я уже видела, на что он способен, раньше. И надеялась никогда не увидеть вновь. Впрочем, несмотря на всю ту ненависть, которую я к нему испытывала, его успехи нельзя было не уважать. Он маневрировал на нашем берегу Восточной Фалфаррен, не давая основной массе орочьих войск переправиться. Вожди зеленокожих уже трижды бросали свою армию на переправы, но каждый раз их ждала ловушка, расставленная коварным полубогом. При помощи колдовства и старых добрых лопат он запрудил верховья великой реки, заставив реку выйти из берегов и разлиться шире. Самодельный потоп выгнал сатиров с их насиженных мест, и демоны обрушились на северный фланг зелёных. Конечно, в открытом бою их бы раздавили и не заметили, но козлоногие славились своим коварством. Сатиры напустили на орков своих чёрных колдунов и зеленокожие начали умирать от неизвестных им доселе болезней. Гнойная трясучка и чёрные шанкры здорово ударили по их морали. У орков были свои лекари, но им потребовалось время, чтобы разобраться, как лечить новые загадочные хвори, и к тому времени, как они разработали противоядие, по меньшей мере пять сотен умерло в страшных мучениях. По большей части – простые солдаты и рабочие, но, вполне возможно, что пострадал и кое-кто из их командиров. Некоторые из Часовых, узнав об этом, начали восхвалять и превозносить хитрость Кенария. Его эффективность действительно впечатляла - орки превосходили его солдат численностью раз в двадцать, но раз за разом терпели поражение. У зелёных были свои чародеи, но они не решались предпринимать решительных действий, в основном они только нейтрализовали волшбу беснующегося полубога. Я их понимала: кому охота вступать в открытое противоборство с тяжеловесом вроде Кенария?
Остальные новости тоже были неплохими. Тиранда была уже всего в полутора-двух днях пути от Фалфаррен и двигалась быстрым маршем, параллельно нам. Прикинув пройденный ими путь в уме, я позавидовала скорости, с которой передвигались элитные войска. Впрочем, наши Часовые тоже держали отличный темп – вряд ли кто-то из обычных солдат на такое способен, и я ещё раз похвалила себя за то, что не давала им спуску. Из разных уголков Великого Леса к фронту стягивались отряды поменьше, преимущественно для того, чтобы соединиться с войсками Верховной Жрицы и, как выразилась Протектор, «сбросить зеленокожих в море». Другие, те, кто не будет сражаться на передовой, займутся вылазками в тыл. Если нам удастся уничтожить линии снабжения этих орков и лишить их армию фуражиров и разведчиков, то они никогда не покинут этого леса.
Южная армия зелёных, похоже, пока не собиралась пересекать реку. Восточная Фалфаррен текла запутанно. За позициями Кенария она ещё раз делилась надвое. Если они переправятся через первый, левый рукав то на некоторое время окажутся уязвимы для удара сразу с трёх сторон, и отступать им будет некуда. Похоже, тамошний командир тоже понимал ситуацию, и ограничился укреплением своего берега. Он построил башни, чтобы забрасывать пограничную стражу стрелами, копьями, камнями и ругательствами, пока его армия окапывалась и заготавливала припасы для наступления. Северный командир орков был не таким умным. Про себя мы обозвали его «Большой Забияка», потому что он только и делал, что бросал своих рубак на убой, словно надеялся завалить Кенария трупами и, когда наши защитники устанут, взять их тепленькими. Тот, что на юге, получил прозвище «Маленькая Башка» за свою осмотрительность и основательность. Нам повезло, что у Башки было меньше солдат, но он и сейчас представлял собой серьёзную проблему. Как только он завершит строительство своей передовой базы, мы окажемся в невыгодном положении. Я даже сейчас плохо представляла, как мы будем выкуривать с укрепленных позиций армию, вдвое превосходящую нас числом. Пока мы маршировали на восток, я рылась в своих воспоминаниях в поисках хитрых трюков и уловок, которые позволят перевесить чашу весов в нашу пользу. Выходило, что таких трюков нет – разве что отрастить крылья и перелететь оркам в тыл.
Меня всё ещё одолевали невесёлые размышления, когда Протектор скомандовала привал. Со временем у меня появилась привычка словно раздваиваться – тело часто действует не задумываясь, не дожидаясь приказов разума, и ничто не мешает мыслить. Сейчас, впрочем, был не тот случай. Стряхнув навеянное раздумьями оцепенение и скомандовав марширующим воительницам остановку, я отправилась выбирать место для бивака. Мы, Часовые, неприхотливы, но я, как и положено заботливому командиру, всё равно сперва подыскала поляну без луж и комаров и только тогда дала разрешение на отдых. Хороший отдых – залог высокой морали. Походный лагерь развернулся быстро и вскоре можно было передать командование Соне. Не удивляясь, моя заместительница только кивнула. Веки её были полуприкрыты, словно она весь поход дремала на ходу. Впрочем, возможно так и есть.
Война поначалу всегда – сплошь нервное возбуждение и лихорадочная дрожь, но как только втягиваешься в привычную походную рутину, боязнь проходит и начинается обыденность. Рекруты, которые еще не видели крови, вполголоса жаловались друг другу на скучищу. Они были уверены, что я их не слышу, и мне не хотелось их в этом разубеждать. Пошла вместо этого к Бумажной Лисе.
У нас с ней странные отношения. Я бы не сказала, что мы подруги – это подразумевает доверие и эмоциональную близость. Мы слишком разные, чтобы стать любовницами, и слишком похожи, чтобы быть врагами. Просто она, как и я, сражалась в Бирюзовых Войнах, и в отличие от прочих астранаарских офицеров у неё есть настоящий боевой опыт. Битвы, пройденные вместе, сплачивают и роднят. Все мы, выжившие в войнах – одна семья. С Протектором у меня ещё больше общего, она видела все войны, даже Древнюю, но болтать с ней на равных мне не по рангу, да и другие капитаны не поймут, решат что старушка завела себе любимицу. Только слухов о том, что я пользуюсь связями и знакомствами для собственной выгоды мне и не хватало. Уж лучше буду довольствоваться обществом Лисы, хоть она и странная.
– Эй, Люттэ, – шутливо отсалютовала она, отвлекаясь от проверки оружия. Экипировка у всех Часовых почти одинаковая, но офицерам позволены определённые вольности. Например, Лиса не носила копья и щита, предпочитая парные мечи и огромный изогнутый лук. Я когда-то стреляла из такого монстра – пробивает щит и стоящего за ним воина в доспехе насквозь и втыкается в следующего. Но немногие способны даже согнуть его, чтобы накинуть тетиву, да и натягивать его дольше обычного. Говорят, в Золотых Перьях у всех такие луки. Возможно, и Лиса служила там раньше, но о своём прошлом до Астранаара она предпочитает не распространяться. Даже если она и была среди элитных лучниц Тиранды, какая сейчас разница?
– Передовые дозорные доложили, что нашли разведчиков зелёных в паре миль впереди. Похоже, наши новые знакомые не такие уж тупые, какими казались, – ошарашила она меня.
Мне удалось состроить непроницаемую каменную физиономию. Ай да Башка, ай да хитрый ублюдок! Интересно, как ему удалось забросить разведчиков так далеко за нашу линию фронта? Над этим стоит подумать.
– Как раз собиралась попросить тебя одолжить парочку отчаянных, чтобы они прикрыли меня. Нужно взять парочку в плен, и лучше, если я пойду лично, – Лиса поднялась с коряги, на которой сидела, и ухмыльнулась. – Новичкам такое доверить нельзя.
– Пойду с тобой. Разомну старые кости и прослежу, чтобы ты не споткнулась о собственные ноги, – а ещё мне хотелось поближе поглядеть на этих орков, а не довольствоваться описаниями и корявыми угольными набросками. И поглядеть на их лагерь, вдруг удастся найти что-то интересное.
– Ты их спугнешь хрустом своих суставов. Лучше посиди в тепле, попарь ноги в отваре курганницы... Или что там делают в твоём возрасте? – эта негодяйка продолжала ухмыляться.
– Дают пинки неуважительным девчонкам, – я замахнулась. Она, конечно же, отскочила.

@музыка: now playing: emancipator - ares (safe in the steep cliffs)

@настроение: Coffee? I love coffee!

@темы: fanfiction, dark fantasy, WoW, Nyala writes

URL
Комментарии
2012-06-04 в 00:59 

Argendil
краб
Хера ты писательицей заделалась!

2012-12-05 в 21:00 

<<<Marshall>>>
All that you know burns away into dust So many lives So many innocent Burn!...
Вовремя нашёл, как-то всё не было времени. А сейчас, зимним вечером, хорошо ушло под тёплый чай с брусникой.
Спасибо. Читается легко и непринуждённо, при этом содержит в себе интрижку. Рассчитываю на продолжение Х)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Stuff happens

главная